Главная » Статьи » Космический совет

Космический совет

Роман Романенко о том, как не терять концентрацию

Российский космонавт, Герой Российской Федерации, полковник Роман Романенко рассказал Cars.ru о том, как научиться сохранять концентрацию в условиях стресса, не терять внимание, как справляться с монотонностью происходящего, сложно ли находиться долгое время с одними и теми же людьми в закрытом пространстве и можно ли увеличить скорость реакции. Конечно, не все его советы смогут повторить на практике неподготовленные люди, но знать, как именно люди готовятся покорять самые далекие горизонты, узнать будет интересно каждому.

Ваша работа предполагает высокий уровень стресса. Учат ли вас в процессе подготовки как-то справляться с ним?

Отечественная система тренировки космонавтов отсчитывает свою историю с момента подготовки первого полета в космос Юрия Гагарина. Именно тогда – более 50 лет назад – были заложены основы этой системы: космонавта нужно было научить вести себя хладнокровно в любых экстремальных ситуациях. И принципы подготовки остались неизменными до сих пор.

Сейчас космонавты приходят в отряд за 5-7 лет до первого полета – за это время им предстоит пройти массу различных тренировок и тестов. Направленных в том числе на то, чтобы научиться правильно действовать в критических ситуациях. Нас учат, например, выживать в самых разных климатических условиях с минимумом продуктов и без возможности развести костер. Всегда есть шанс, что спускаемый аппарат при приземлении окажется не в расчетной точке, а, допустим, в районе Тикси с температурой минус 45-50 градусов по Цельсию или в океане. Мы должны быть к этому готовы.

Важный элемент тренировки умения действовать в состоянии стресса – парашютная подготовка. При каждом прыжке космонавт должен вслух комментировать все свои действия, речь записывается на специальным образом прикрепленный к комбинезону диктофон. При этом на каждый прыжок – мы начинаем прыгать с высоты 600 метров, а «потолок» составляет 4500 метров – космонавт получает определенную задачу, о которой он не знает до момента выхода из вертолета. Устроено все следующим образом: на руке у человека закреплен компьютер. Непосредственно перед прыжком космонавт открывает его и читает задание, которое может быть абсолютно любым – вращаться в определенную сторону, рассказывать вслух удачные или, напротив, неудачные жизненные истории, решать математические задачи… Каждый прыжок специальный инструктор снимает на видеокамеру – с тем, чтобы после подробно разобрать действия космонавта. А всего за парашютную тренировочную сессию мы делаем порядка 40 прыжков.

Во время подготовки космонавты посещают и психологические занятие – их проводит специальный отряд космических психологов. Мы проходим различные тесты, моделируем самые разные ситуации, которые порой не связаны с космосом. Стоит отметить, что в отряд изначально попадают лишь морально и физически устойчивые люди: отбор очень сложный. Во время него кандидаты, в частности, проходят мощный психологический тест длиной в четыре часа – уже по его итогам становится понятно, готов ли человек к нагрузкам.

Важную роль в подготовке играет испытание в закрытой сурдокамере: в ней полностью отсутствует контакт со внешним миром, и лишь через шлюзовую камеру нам подают питание. В ходе теста мы не спим три дня и находимся в режиме непрерывной деятельности: проходим психологические тесты, решаем определенные задачи. Каждые два часа мы крепим к голове специальные датчики, при помощи которых можно снимать показатели мозговой активности. В результате становится понятно, готов ли человек к работе в условиях постоянной стрессовой нагрузки и экстремальной ситуации.

В вашей работе наверняка важно умение сохранять максимальную концентрацию внимания. Как развить это умение?

Посвятите долгие годы тренировке по программе космонавтов, и это умение наверняка разовьется (смеется). На самом деле, многое зависит от изначальных физических данных человека: насколько правильно у него работает сосудистая система, какой у него уровень мозговой активности. Плюс – очень важно иметь хорошо работающий вестибулярный аппарат, это определяется еще на этапе отбора. Когда человека укачивает, у него повышается пульс, давление, возможна потеря сознания – естественно, в таких условиях о максимальной концентрации не может быть и речи. Космонавт, улетая наверх, должен быть готов уже через неделю включиться в полноценную работу, а не бороться долгое время с собственным организмом. Лично мне повезло: я с детства люблю, когда меня крутят – в отличие от большинства людей на центрифуге у меня понижается пульс, я вообще могу заснуть. Но в целом же натренировать вестибулярный аппарат обычному человеку не возможно. Можно поддерживать его в максимально рабочем состоянии – для этого нужно время от времени доводить себя до ситуации, когда тебе еще не плохо, но уже немного подташнивает. Но изменить физиологию – нереально.

Известно, что у профессиональных гонщиков скорость реакции существенно выше, чем у простых людей. Важно ли это для космонавтов и летчиков?

Для военных летчиков высокая скорость реакции очень важна: на больших скоростях любое промедление может быть критически опасным. Поэтому у тех космонавтов, кто приходит в отряд из числа летчиков изначально высокая концентрация внимания и скорость реакции. Другое дело, что если человек не адаптирован к условиям стресса, реакция может притупиться – потому в нашей подготовке настолько важна тренировка стрессоустойчивости.

С прошлого года в отряд начали приходить космонавты из числа бывших гражданских. Они не проходили военную летную подготовку, а стало быть, не проверены в отношении быстроты реакции. С ними для этого работают специальные психологи: если окажется, что реакция у человека недостаточно быстра, он полетит не командиром экипажа, а бортинженером. Потому что как раз от командира требуется умение моментально оценивать ситуацию и принимать верное решение.

Впрочем, именно в космосе, на МКС, особой быстроты не требуется. Этот параметр становится важным в момент спуска: командир должен быть готов в любую секунду в зависимости от обстоятельств перекрыть краны, добавить кислород, а в случае, допустим, пожара отдать команду закрыть скафандры и разгерметизироваться.

Давит ли на вас во время нахождения в космосе некая однообразность и монотонность происходящего. Вы находитесь в замкнутом помещении, с одной и той же «картинкой» на протяжении 180 дней. Как справиться с этим?

Такая проблема существовала лишь на заре космонавтики, когда в тесном пространстве находились рядом два космонавта, у которых помимо сна, еды и нескольких экспериментов не было других занятий.

Сейчас помещение МКС – размером с футбольное поле. Можно целый день находиться в одной зоне и не увидеть никого из пяти других членов экипажа. Да и работы хватает. Помимо обязательной программы научных экспериментов, есть факультативная часть, которую можно делать по желанию. Такого толка работа занимает 60% времени – мы ставим опыты над зверями, насекомыми, биокристаллами… Скучать не приходится: мы долго готовимся к этой работе, на Земле находятся ученые, которые ждут результатов экспериментов, поэтому мы всегда подходим к этим занятиям максимально ответственно.

Помимо научной работы приходится заниматься и хозяйством: каждую субботу в три часа мы устраиваем уборку, а также обслуживаем борт.

Кроме того, мы регулярно выявляем интересные явления на Земле, фиксируем их с помощью мощной фото- и видеоаппаратуры. Таяние ледников, цунами, извежения вулканов, миграцию косяков рыбы и китов, перемещения айсбергов – наблюдать все это безумно интересно.

Наконец, сейчас у нас прямо в космосе есть подборка свежих фильмов (жесткие диски с ними регулярно привозят на станцию), телефон, доступ к электронной почте и Интернету. Любопытный случай: прошлой весной, за три месяца до посадки, я начал исследовать автомобильный рынок, чтобы купить себе новый автомобиль. Звонил людям прямо оттуда, в итоге за неделю до посадки договорился с человеком. Оформлять машину приехал через три дня после приземления, ходить мне еще было сложно, я был в специальном поддерживающем ноги корсете «Кентавр». Почти закончили оформление – начальник ГАИ помог, – уже начал получать номера, как до продавца дошло: «Вы, спрашивает, что ли космонавт?» «Да, – говорю, – я ж тебе прямо сверху все это время звонил!»

Так что в современном ее виде космонавтика далека от монотонности. Скорее всего, это похоже на то, как человек бы долгое время сидел дома и не выходил на улицу. Хотя некоторым везет – у них получается «погулять» и в космосе.

Как в космосе складываются отношения с партнерами по экипажу? Одни и те же люди постоянно с вами 24 часа в сутки на протяжении многих дней – не сложно ли это?

Еще во время отбора психологи проверяют, может ли человек нормально уживаться с другими людьми. Члены экипажа должны максимально подходить друг другу по своим психологическим характеристикам. Кроме того, в космосе ты понимаешь: у тебя серьезная работа, от результатов которой многое зависит. А потому ты изначально настраиваешь себя на бесконфликтность. В крайнем случае, чтобы избежать накала страстей, всегда можно уйти в другое помещение – благо, как я говорил, места на МКС достаточно.

А что с чувством страха? Возникает ли оно? Как побороть себя? Можете привести пример, когда вам было страшно?

Я не могу говорить за других, поэтому расскажу только про себя. Я пришел в космонавтику из истребительной авиации. Тогда, во время первого самостоятельного полета, мне, возможно, было немного волнительно. А с космосом… Зная надежность нашего корабля «Союз», я понимаю: бояться нечего. Главное – правильно подготовиться, знать, что делать в любой ситуации. И потом: лично я готовился к первому полету в космос 10 лет. Поэтому когда я наконец оказался в корабле, чувство страха, если оно и было, моментально ушло – его сменила мысль: «наконец-то свершилось, я лечу в космос!»

Какова у космонавтов программа физической подготовки?

Нас готовят специальные инструкторы по комплексной программе, подразумевающей повышение как силы, так и выносливости. В процессе подготовки к полету тренировки проходят три раза в неделю по два часа. В самом начале процесса – это челночный бег. Плюс бассейн, теннис, лыжи, бадминтон – эта игра развивает разные группы мышц и тренирует реакцию.

Каждый космонавт занимается, разумеется, и своими любимыми видами спорта. У меня это горные лыжи, плавание на длинные дистанции – километр, полтора – на пульсе не меньше 120.

А вот слишком усердствовать с гирями космонавтам нежелательно.

Как устроено питание на орбите? Космическая еда – какова она? Подбирают ли вам специальный рацион?

У каждого из нас есть определенный рацион «космической еды» на день: космонавт должен потреблять не меньше 2700 килокалорий. Плюс можно «добрать» своей еды – мы называем ее «бонусом» – до 3000 килокалорий.

Космическую еду мы начинаем пробовать за полгода до полета. Определяем, что нравится, а что нет, какие продукты и в какой месяц прислать. В ассортименте – мясо, соки, кофе, молоко, сметана, йогурт.

Кроме того, на каждый месяц нахождения в космосе нам положен один ящик «бонусов», в который мы набираем продукты по своему усмотрению. У меня это печенье, мед, M&Ms, колбаса: на Земле я ее обычно не ем, а в космосе – понравилась.

В целом же на МКС у нас довольно богатый стол – от дальневосточных морепродуктов до традиционной мексиканской еды. Французы присылают блюда от известных ресторанов, от России на Новый год была черная икра, японцы привозили мороженое.

Последний вопрос: вы не только космонавт, но и водитель. Любите ли вы путешествовать за рулем?

Вождение автомобиля для меня – любимое дело. Возможно, связано это с тем, что меня с детства приучили к автомобильным путешествиям на отцовской «трешке» «Жигулей». В четыре утра семья спускалась к машине, забивали багажник вещами так, что задние брызговики скреблись об асфальт, а меня вместе с котом клали на заднюю полку в салоне, где мы и спали до обеда. Видимо, именно тогда я и полюбил автомобили.

Сейчас мы регулярно путешествуем на машине всей семьей. Например, каждый год мы ездим в Финляндию, это 1800 километров – встречаем там Новый год и Рождество. Я также регулярно путешествую на машине по Украине, в Европе, США. Скажу больше: если долгое время мне не удается сесть за руль, я начинаю скучать по машине и с нетерпением жду этого момента.

Источник

Оставить комментарий

Спасибо что вы с нами

*

code